Бастрыкин А.И.,
доктор юридических наук,
Председатель Следственного комитета
Российской Федерации.

Bastrykin

В последнее время усилились попытки различных сил, подчас и государственных, использовать разнообразные формы экстремизма (от проведения «цветных революций» до объявления войн и совершения вооруженных агрессий) в достижении своих внутренних, региональных или геополитических целей. Как следствие, активизировались старания по оправданию таких, безусловно, неправовых способов решения возникших проблем. Сегодня первенство в этом деле принадлежит западным странам, представители которых в своих нуждах стремятся исказить, к примеру, историческую роль Нюрнбергского процесса, подвергнуть ревизии итоги Второй мировой войны и тем самым оправдать нацистов, их пособников и совершенные ими злодеяния.

Международный военный трибунал, учрежденный в соответствии с Лондонским соглашением четырех союзных держав от 08.08.1945 г., определил гитлеровскую Германию как государство, виновное в развязывании Второй мировой войны, и осудил ее авантюристскую, вероломную политику и расистскую идеологию. Он вошел в историю человечества как Суд народов над руководителями нацистской Германии, создав прецедент подсудности международному трибуналу высших чиновников, политических и военных деятелей государства-агрессора.

Нюрнбергский процесс сыграл исключительно важную роль в развитии современного международного права. Принципы, признанные Уставом Международного военного трибунала и подтвержденные в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН от 11.12.1946 г. и от 27.11.1947 г., легли в основу послевоенных международно-правовых документов, направленных на предотвращение развязывания войн, совершения военных преступлений, актов геноцида, пыток и других жестокостей, а также на неприменимость срока давности к военным преступлениям и к преступлениям против человечества.

Приговор Нюрнбергского трибунала сохраняет свою актуальность и сегодня, когда все чаще предпринимаются попытки пересмотреть историю Второй мировой войны, отмечается стремление возложить вину за ее развязывание не только на гитлеровскую Германию, но и на Советский Союз, подвергшийся вероломному нападению и внесший решающий вклад в разгром немецко-фашистских агрессоров. И это несмотря на то, что в конституции стран, в которых последователи фашизма находились у власти, были внесены положения, напрямую запрещающие эту идеологию, а в уголовные законы таких стран введена жесткая уголовная ответственность за эти деяния.

В п. 4 ст. 46 Конституции Португалии о праве граждан на объединение признаются недопустимыми организации, которые придерживаются идеологии фашизма. В Австрии временное коалиционное правительство 08.05.1945 г. приняло конституционный закон о запрете фашизма, который действует и в настоящее время. В нем предусмотрены уголовные наказания, вплоть до пожизненного лишения свободы. В ФРГ в 1952 г. Федеральный конституционный суд признал антиконституционной и запретил Социалистическую имперскую партию как правопреемницу НСДАП. В ФРГ, помимо конституционного запрета фашизма, уголовный закон содержит ряд статей, устанавливающих уголовную ответственность за продолжение деятельности запрещенной организации, попытку ее воссоздать либо создать заменяющую ее организацию, за распространение пропагандистских материалов такой организации, а также за использование ее символики. Эти статьи должны применяться к партиям и объединениям нацистской и неонацистской направленности. В Италии осуждение фашизма, его запрет зафиксированы в переходных и заключительных постановлениях Конституции 1947 г.: «Запрещается восстановление в какой бы то ни было форме распущенной фашистской партии». Статья 13 Конституции запрещает создание тайных обществ и объединений, которые хотя бы косвенно преследуют политические цели посредством организаций военного характера. В ноябре 1947 г. Учредительное собрание Италии приняло закон о запрещении фашистской деятельности, который также предусматривает тюремное заключение за пропаганду фашизма. В 1952 г. принят закон о запрете неофашистской деятельности и организаций типа партии Итальянское социальное движение. Впервые он был применен в 1973 г. по делу 40 членов неофашистской организации «Новый порядок», 30 из которых были приговорены к различным срокам лишения свободы. В 1974 г. против членов неофашистской организации «Национальный авангард» было возбуждено более 100 уголовных дел.

Вместе с тем в странах постсоветского пространства предпринимаются попытки «переписать» историю, причем не только историками, но и представителями правовой системы.

Ярким примером тому явилось дело «Кононов против Латвии», в котором Большая палата Европейского Суда по правам человека в Страсбурге не нашла нарушений в действиях Верховного Суда Латвии, признавшего виновным советского партизана Великой Отечественной войны Василия Кононова «в геноциде и преступления против человечности» за убийство девяти пособников нацистов на территории Латвии в 1944 г. А ведь именно благодаря таким, как Кононов, Латвия и другие страны Европы были освобождены от гитлеровских оккупантов.

Другая, помимо фашизма, наиболее опасная идеология насилия – терроризм во всех его проявлениях – является одной из глобальных проблем, решение которой невозможно без объединения усилий различных государств.

Важную роль в формировании международной правовой основы борьбы с терроризмом сыграли Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма (Принята 09.12.1994 Резолюцией 49/60 на 84-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН); международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 09.12.1999 г.; Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15.06.2001 г.; Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16.05.2005 г.

В нашей стране предприняты существенные усилия по совершенствованию антитеррористического законодательства. Значительной вехой в его развитии стало принятие Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», который установил основные принципы противодействия терроризму, правовые и организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним, минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма.

Принятие названного Федерального закона повлекло масштабную модернизацию уголовного законодательства в данной сфере.

Здесь следует подчеркнуть, что с момента образования Следственный комитет неоднократно поднимал вопрос об усилении уголовной ответственности за экстремизм и о более эффективном использовании для противодействия экстремистам средств массовой информации.

В итоге в УК РФ внесены поправки, ужесточающие уголовную ответственность за экстремистские преступления, вступил в силу закон о блокировке экстремистских сайтов, введена уголовная ответственность за реабилитацию нацизма, а 28.11.2014 Президентом РФ утверждена Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации.

Кроме того, по инициативе Следственного комитета и ФСБ России в ноябре 2013 г. принят Федеральный закон (от 02.11.2013 № 302-03), которым УК РФ дополнен нормами, устанавливающими уголовную ответственность за прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205 прим. 3 УК РФ); за организацию террористического сообщества и участие в нем (ст. 205 прим. 4 УК РФ); за организацию деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205 прим. 5 УК РФ).

Следует отметить, что эти статьи УК РФ уже активно применяются.

Так, 28.10.2015 г. Лефортовский суд г. Москвы арестовал студентку МГУ Караулову (сменившую фамилию на Иванову) за пособничество (ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ) в вербовке граждан России в ряды боевиков запрещенной в Российской Федерации террористической организации «Исламское государство».

Этим Федеральным законом также установлено, что возмещение вреда (включая моральный вред), причиненного в результате террористического акта, осуществляется за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также, что очень важно, – за счет средств его близких родственников и близких лиц при наличии данных о том, что деньги и ценности получены ими в результате террористической деятельности и являются доходом от такого имущества.

Это далеко не полный перечень изменений уголовного законодательства, которые со всей очевидностью показывают, что противодействие терроризму как наиболее опасному проявлению экстремизма является одним из современных направлений уголовной политики России.

В мире происходят сложнейшие процессы и явления, направленные на модернизацию международного права. Это отчетливо проявилось в острых дискуссиях на юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной 70-летию со дня ее образования.

Эта сессия начала работу 28.09.2015 г. с призыва главы нашего государства к мировому сообществу о сотрудничестве в вопросах безопасности и совместном противодействии хаосу и террору, которые несет «чума XXI века» – так называемое Исламское государство.

В этих условиях главный ориентир для нас – как можно теснее связывать работу в области международных отношений с решением вопросов безопасности страны, максимально приблизить ее к реальным нуждам и интересам граждан нашего государства.

Именно поэтому Следственный комитет строит свою работу исходя из необходимости создания обстановки безопасности для наших граждан, пресечения экстремизма, террористических вылазок, других особо опасных преступлений.

И понимая всю угрозу подобных преступлений, мы ужесточили применение уголовно-правовых мер.

Так, в текущем году следственными органами Следственного комитета возбуждено 440 уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности (+38 %). В суд направлено 241 дело, в том числе 7 – по фактам организации экстремистских сообществ и организаций. И по многим таким делам уже состоялись судебные решения.

Например, Свердловским областным судом к 10 годам лишения свободы приговорен организатор экстремистского сообщества «Фольксштурм», причастный к убийству двух и покушении на убийство семи человек. А в апреле и июле 2015 г. вынесены суровые приговоры (вплоть до пожизненного лишения свободы) организаторам и участникам экстремистского сообщества «Боевая организация русских националистов», на счету которой десятки особо тяжких преступлений, в том числе убийства судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой (за которое уже ранее осуждены Тихонов и Хасис). Горячеву, Исаеву, Баклагину назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы, Волкову в виде 24 лет лишения свободы.

Помимо этого, Следственным комитетом возбуждено 104 уголовных дела о преступлениях террористического характера, в суд направлено 50 таких дел.

Так, приговором Верховного Суда Республики Татарстан к длительным срокам лишения свободы осуждены пять членов экстремистского сообщества «Ат-Такфир Валь-Хиджра», которые готовили террористический акт путем подрыва железнодорожных путей.

Кроме того, следователями Главного следственного управления по Северо-Кавказскому федеральному округу совместно с сотрудниками ФСБ России изобличены шесть участников банды так называемого Хасавюртовского сектора, совершившие теракт около здания МВД России в г. Пятигорске в 2013 г. Приговором суда они осуждены к длительным срокам лишения свободы.

А 15.10.2015 г. в суд Ханты-Мансийского автономного округа нами направлено уголовное дело в отношении двух диверсантов, которые готовили теракты в регионе. Обвиняемые – сторонники террористической группировки, именующей себя Исламским государством, попытались в апреле 2014 г. взорвать автомобиль, начиненный взрывчаткой, рядом с мечетью города Пыть-Ях, а затем один из них оказал вооруженное сопротивление полицейскому патрулю и захватил заложников в г. Нижневартовске (в настоящее время один из террористов (Амиралиев) находится на территории Украины, но запрос на выдачу его российской стороне так и остался без ответа).

О том, что террористы так называемого Исламского государства всячески пытаются распространить свое влияние в России свидетельствуют также факты задержания сотрудниками ФСБ России 11.10.2015 г. в г. Москве и 16.10.2015 г. в Краснодарском крае групп лиц, которые планировали по инструкции ИГИЛ взорвать объекты общественного транспорта с помощью изъятых у них самодельных взрывных устройств.

При нейтрализации такого рода экстремистских и террористических структур ФСБ России и Следственный комитет действуют максимально решительно и оперативно, сосредотачивая силы на наиболее проблемных участках.

Вместе с тем следует отметить, что до настоящего момента не решен положительно вопрос об установлении уголовной ответственности юридических лиц, что могло бы существенным образом способствовать повышению эффективности борьбы с терроризмом.

В Следственном комитете подготовлен законопроект о введении уголовной ответственности юридических лиц, без которой невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, финансирующих терроризм, спонсирующих дестабилизацию политической обстановки, а также другие транснациональные преступления, совершаемые на территории России. Без этого института невозможна и репатриация капитала, нажитого преступным путем и выведенного за рубеж.

Так, 23.03.2015 г. заместитель Председателя комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков внес в нижнюю палату законопроект, предусматривающий введение указанного института (уголовной ответственности юридических лиц).

Проект закона предусматривает дополнение законодательства России системой правовых норм, образующих в своем единстве институт уголовной ответственности юридических лиц.

Он включает в себя положения, определяющие основание уголовной ответственности юридических лиц, круг организаций, подлежащих уголовной ответственности, виды наказаний, применяющихся в отношении виновных организаций, основание освобождения их от наказаний, правовые последствия осуждения юридических лиц, а также уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный механизм реализации соответствующих уголовно-правовых норм.

Предполагается, что уголовная ответственность юридических лиц будет наступать по ряду статей УК РФ, в частности, за террористический акт, массовые беспорядки, нарушение правил международных полетов, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, диверсию, организацию экстремистского сообщества.

Такие виды наказаний, как запрет на осуществление деятельности на территории России, а также принудительная ликвидация, определяются в проекте закона в качестве исключительных мер наказания, которые могут быть назначены юридическому лицу, причастному к особо тяжкому преступлению, при невозможности применения к нему более мягкого вида наказания с учетом тяжести совершенного деяния, а также характера наступивших последний.

Безусловно, установление уголовно-правовых запретов для организаций, а также адекватных санкций за их нарушение позволит создать эффективный механизм противодействия преступности юридических лиц, под которым понимается совокупность преступлений, совершенных в интересах юридических лиц либо с использованием финансовых и иных возможностей юридических лиц.

К сожалению, в настоящее время мир нуждается в защите от агрессивных устремлений некоторых недальновидных политиков.

В августе 2008 г., как известно, было совершено нападение грузинских вооруженных формирований на Южную Осетию. Следственный комитет по поручению Президента РФ осуществлял расследование этих трагических событий.

Уже с первых дней агрессии в город Цхинвал выехала группа следователей и криминалистов общей численностью 125 человек, незамедлительно приступившая к производству конкретных процессуальных действий, которые выполнялись практически в условиях боевых действий.

В ходе расследования признаны потерпевшими более 5 тыс. человек из числа гражданского населения республики и российских военнослужащих, допрошено свыше 1 тыс. свидетелей, показания которых подтверждают факты геноцида в отношении национальной группы осетин – граждан Российской Федерации.

Задокументированы многочисленные нарушения грузинской стороной международных договоров о принципах урегулирования грузино-югоосетинского конфликта, норм международного гуманитарного права и общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

В частности, установлено, что в ходе военной агрессии использовалось вооружение, запрещенное Женевской конвенцией о защите гражданского населения во время войны от 12.08.1949 г. и Женевской конвенцией о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие от 10.10.1980 г.

При вторжении грузинские вооруженные формирования целенаправленно обстреливали из тяжелых видов вооружений, в том числе систем залпового огня «Град», медицинские учреждения города Цхинвал, подвалы жилых домов и церквей, в которых укрывались мирные безоружные жители. Зверствовали и вели прицельный огонь по беженцам – женщинам, старикам и детям, пытавшимся покинуть зону боевых действий.

Последствиями вероломного вооруженного вторжения стали убийства 162 мирных жителей Южной Осетии, а также причинения вреда здоровью различной степени тяжести 255 гражданам республики. Разрушено 655 жилых домов, 36 тысяч мирных жителей превратились в беженцев. В результате военной агрессии Грузии погибло 10 военнослужащих российского миротворческого батальона, причинен вред здоровью различной степени тяжести 40 военнослужащим-миротворцам, полностью уничтожена инфраструктура российского миротворческого контингента, чем нанесен значительный имущественный ущерб Российской Федерации. Кроме того, в ходе операции по принуждению Грузии к миру 243 военнослужащим причинен вред здоровью различной степени тяжести, 1 пропал без вести, убито 54 военнослужащих Вооруженных Сил РФ.

Во исполнение поручения Президента РФ на основе собранных в ходе расследования материалов при участии Следственного комитета РФ была подготовлена и издана Белая книга преступлений, совершенных грузинской стороной в Южной Осетии в августе 2008 г., раскрывающая мировому сообществу подлинную картину осетинской трагедии и миротворческую роль России в пресечении преступлений против мира и безопасности человечества.

Собранные в ходе расследования доказательства, масштабы вооруженной агрессии, заблаговременная и тщательная военная, политическая и пропагандистская подготовка грузинской стороны дают все основания утверждать, что вторжение в Южную Осетию с целью уничтожения осетинского населения, проживавшего на территории республики, было спланировано и организовано непосредственно высшим политическим и военным руководством Грузии.

Уголовно-правовые и международно-правовые перспективы расследованного Следственным комитетом уголовного дела по преступлениям в Южной Осетии играют важнейшую роль в дальнейшей судьбе системы международной безопасности. Ведь речь идет о реализации фундаментального правового принципа неотвратимости наказания, а вместе с ним о самом авторитете международного права.

Материалы уголовного дела соответствуют требованиям международной следственной и судебной практики и переданы прокуратуре Международного уголовного суда.

15.10.2015 г. прокурор Международного уголовного суда (Фату Бенсуда) обратилась за санкцией Суда на начало официального расследования этих событий. Рассчитываем, что судьи этого суда вынесут объективное и справедливое решение.

Следует также отметить, что в июне 2014 г. в структуре Следственного комитета РФ образовано специальное управление для расследования совершенных представителями силовых структур Украины на территории юго-востока Украины тяжких и особо тяжких преступлений против мира и безопасности человечества.

В настоящее время в производстве следователей управления находится 56 уголовных дел по фактам многочисленных убийств гражданского населения на территории юго-востока Украины, применения запрещенных средств и методов ведения войны, геноцида национальной группы русскоязычных лиц, проживающих в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках, похищения людей, воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов и их убийства, наемничества и др.

Руководителями Украины не соблюдается целый комплекс положений международных конвенций, в числе которых:

— Женевская Конвенция о защите гражданского населения во время войны от 12.08.1949 и Дополнительный протокол к ней от 12.08.1949, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера от 08.06.1977 (Протокол II);

— Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Нью-Йорк, 09.12.1948);

— Конвенция о правах ребенка (Нью-Йорк, 20.11.1989).

Вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемых бывшего начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Украины (Муженко), бывшего министра обороны Украины (Гелетея) по фактам применения запрещенных средств и методов ведения войны и геноцида русскоязычного населения.

Расследуется также уголовное дело в отношении министра внутренних дел Украины (Авакова) и бывшего губернатора Днепропетровской области (Коломойского) по факту организации ими обстрелов населенных пунктов в Донецке и Луганске с применением тяжелого наступательного вооружения неизбирательного действия, в результате которых погибло более 100 мирных жителей, а свыше 200 лиц получили телесные повреждения различной степени тяжести.

В сентябре 2015 г. возбуждено уголовное дело в отношении действующих министра обороны Украины (Полторака), начальника Генерального штаба Министерства обороны Украины (Муженко), командира Сухопутных войск Вооруженных сил Украины (Пушнякова), командующего Национальной гвардии Украины (Банана).

Они подозреваются в применении запрещенных средств и методов ведения войны и геноциде – неустановленные лица из числа военнослужащих Вооруженных сил Украины и Национальной гвардии Украины, выполняя их заведомо преступные приказы (в период с 31.05.2015 г. по 01.09.2015 г.) осуществляли прицельные артиллерийские обстрелы из тяжелых видов вооружения (калибра не менее 122 мм) объектов гражданской инфраструктуры (не являющихся военными целями) в населенных пунктах Донецкой и Луганской республик.

Одновременно Следственным комитетом расследуются уголовные дела в отношении руководителей и членов националистических организаций («Правый сектор», УНА-УНСО) – Яроша, Мазура, Бобровича, Корчинского и других за совершение публичных призывов к осуществлению террористической и экстремистской деятельности против Российской Федерации, а также участие в боевых действиях против федеральных сил на стороне чеченских сепаратистов в период 1994-1995 гг.

Кроме того, 26.08.2015 г. Главным следственным управлением по Северо-Кавказскому федеральному округу завершено расследование в отношении 2 членов банды УНА-УНСО (Карпюка и Клыха), совершавших нападения и убийства военнослужащих в г. Грозном в 1994-1995 гг. Уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд.

Пресечена противоправная деятельность Разумова, который в 2014 г. на территории Украины прошел боевую подготовку в рядах запрещенной в нашей стране экстремистской организации «Правый сектор». После возвращения в Россию он вербовал лиц в ряды указанной экстремистской организации и размещал в социальной сети «ВКонтакте» экстремистскую информацию. За совершение указанных преступлений Разумову назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы.

А в конце сентября 2015 г. вынесен приговор члену «УНА-УНСО» (Малофееву), признанному виновным в активном участии в вооруженной банде, совершавшей нападения на военнослужащих Вооруженных Сил России в 1994-1995 и 2000 гг. в Чеченской Республике (осужден к 24,5 годам лишения свободы).

Помимо этого, как вы знаете, начался судебный процесс по обвинению военнослужащей вооруженных сил Украины Савченко в пособничестве в убийстве российских журналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина. По данным следствия, именно она, являясь оператором-наводчиком вертолета Ми-24, в июне 2014 г. передала координаты журналистов боевикам, которые из минометного орудия произвели выстрел, в результате чего погибли российские журналисты.

Следственный комитет доведет расследования всех преступлений до своего логического завершения, чтобы в будущем не допустить того, чтобы мирные граждане и дети гибли от рук националистов и военных преступников.